Леонид Парфенов о своем новом фильме: Откуда в ставропольском парне взялась эта воля, внутренняя свобода, и как он сумел донести ее, не расплескав, до вершин власти.

Мечте о том, что советский строй может дать людям свободу, он оставался верен на всех этапах своей карьеры. Как Горбачев поднялся на кремлевский Олимп, сохранив в себе человеческий характер? Как понимал цели и задачи реформации, затеянной им весной 1985-го года? Почему верил в лозунг "Больше социализма", освобождая от запретов общественную инициативу? Когда почувствовал, что затеянные им перемены начинают его обгонять? Зачем своими руками создавал себе конкуренцию – Сахаров, Ельцин, звезды депутатского корпуса?

Западная эйфория по поводу Gorby – мир избавлен от страха перед советской угрозой. Восточная Европа уходит из соцлагеря, поняв, что ее не будут карать за ослушание "старшему брату". В СССР новыми условиями первыми воспользовались республики Прибалтики и Грузия. Был ли неизбежен распад Союза? Как понимал тогда глава государства свой долг уйти, не цепляясь за власть и не пытаясь противиться "разводу" союзных республик.

Первый в истории страны случай: бывший правитель, уйдя в отставку, остается публичной фигурой. Каково сохранять достоинство, найти свое место в общественной жизни и просто – привыкнуть быть без власти? Кончина Раисы Максимовны и перемена массового отношения – в общем-то, не поняв и не оценив сделанное, хоть по-человечески пожалели.

"Важно понять: откуда в ставропольском парне взялась эта воля, внутренняя свобода, и как он сумел донести ее, не расплескав, до вершин власти. И ведь ее, этой воли, было столько, что когда он с нами всеми ею поделился, многим показалось, что он даже дал лишку. Вот об этом наш фильм. О нем и его свободе. А в финале Михаил Сергеевич споет. Это итоговая песня и фильма, и его политического курса. "В запыленной пачке старых писем, мне случайно встретилось одно. Где строка, похожая на бисер, разлилась в лиловое пятно".

Леонид Парфенов сумел, как никогда тонко, говорить с первым президентом СССР о его самой главной истории в жизни - любимой жене Раисе.

Наследие Горбачевской эпохи сегодня. Как случилось, что родина перестройки меньше всех воспользовалась ее плодами? Почему Восточная Европа и Балтия заранее знали общественный идеал, к которому стремились, а Россия вовсе не хотела стать той, которую "потеряли"?

Нежданная свобода, за которую большинство населения не боролось, даром досталась и задаром ушла. Что думает об этом "дарователь свобод" - испытывает горечь или спокойно полагает свою миссию исполненной и оставляет ее оценку следующим поколениям?


Добавить комментарий