- Я писал для себя, я писал довольно робко. Ну может, когда я читал это звучало смело. А сейчас, когда на меня посматривают косо "почему Вы замолчали?". Во первых я не замолчал, а во вторых мне кажется, что сейчас настало время для более художественных произведений. Просто разоблачать? Разоблачают все, но я чувствую этот рюкзак тяжелейший, нагруженный обществом, я волоку что-то несвойственное мне.

- То есть Вы себя не чувствовали себя такой "ровне Пугачевой". То есть, вот она себе позволяет все что хочет...

- Нет. Я не презирал публику, великие актеры слегка презирают публику. А я совершенно другого типа. Я выскакивал, там робея, здесь робея, без конца робея.



Добавить комментарий